Среда, 30.11.2022, 20:45
Главная Мой профиль Регистрация Выход RSS
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Вход на сайт
Календарь
«  Ноябрь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
ПОИСК ПО САЙТУ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Голикова Т.А. Стратегия «гибкого пути» в речевом поведении В.В. Путина в аспекте лингвистической безопасности // Текст. Структура и семантика: доклады Международной научной конференции «Русский язык в исследованиях отечественных ученых: история и современность» (Москва, РосНОУ, 2–3 декабря 2016 г.): сборник статей / Сост.: Н.А. Ковалева. – М.: Редакционно-издательский дом РосНОУ, 2017. – С. 22-33.

 

Т.А. Голикова (Россия, Москва)

 

СТРАТЕГИЯ «ГИБКОГО ПУТИ» В РЕЧЕВОМ ПОВЕДЕНИИ В.В. ПУТИНА В АСПЕКТЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

 

В статье выявляются и анализируются тактики безопасного речевого поведения В.В. Путина в аспекте лингвистической безопасности. Разнообразие тактик, с одной стороны, характеризует речевое поведение В.В. Путина как богатое и многообразное, соответствующее главной стратегии «гибкого пути», с другой стороны, подчинено созданию образа российского лидера как правдивого, не конфликтного, не агрессивного.

Ключевые слова: В.В. Путин, лингвистическая безопасность, безопасное речевое поведение, речевые тактики.

T.A. Golikova

STRATEGY OF «FLEXIBLE PATH» IN SPEECH BEHAVIOR OF VLADIMIR PUTIN IN THE ASPECT OF LINGUISTIC SECURITY

In the article the author reveals and analyzes tactics of safe speech behavior of Putin in the aspect of linguistic security. On the one hand, the variety of tactics characterizes Putin's speech behavior as rich and diverse, consistent with the main strategy of the "flexible path"; on the other hand, it is subordinated to creating the image of the Russian leader as truthful, non-conflicting and not aggressive.

Key words: Putin, linguistic security, safe speech behavior, speech tactics.

 

Основная [основная, основная][1] мысль там – так называемый «гибкий путь». Можно быть и нужно быть гибким, иногда можно и уступить, но только в том случае, если [если] это путь к победе. В.В. Путин.

 

Речевое поведение еще в середине 20 века рассматривалось в контексте проблемы речевого этикета. Известны также многочисленные концепции речевых стратегий и тактик, приводящих к успешной, эффективной коммуникации. Так, Т.В. Шмелева устанавливает «Кодекс речевого поведения» еще до работ П. Грайса, Д. Гордона, Дж. Лакоффа, выделяя 13 правил «элементарной» части кодекса речевого поведения, не исчерпывающих ее, но представляющих с самых существенных сторон: 1) сообщай информацию, содержащую известное для слушателя; 2) сообщай информацию, не расходящуюся с житейской логикой слушателя и его представлениями об обычном ходе событий; 3) не сообщай общеизвестного, банального; 4) не сообщай неприятного для собеседника; 5) говори точно, стремясь найти единственно верные слова; 6) придерживайся одного способа ведения беседы, одного жанра; 7) будь искренен и правдив; 8) не будь излишне откровенен; 9) не преувеличивай; 10) не используй языковых средств, которые могут быть не известны слушателю; 11) говори согласно норме и как принято; 12) избегай штампов; 13) выбирай номинации в соответствии с номинативными привычками: а) своими, б) слушателя и в) в соответствии с предметом речи (Шмелева 1983: 76-77).

В современной науке все чаще обсуждаются вопросы лингвистической безопасности, в том числе разрабатываются методики обнаружения речевой агрессии как одного из основных маркеров конфликтов на разных уровнях: межличностном, межэтническом, межнациональном. Важнейшим аспектом, как нам представляется, является аспект правдивости, искренности и откровенности в речевом поведении, коррелирующий с кодексом речевого поведения. В связи с этим рассмотрим безопасное речевое поведение В.В. Путина (на материале фильма О. Стоуна «Путин»).

Как известно, в целях успешной коммуникации важно демонстрировать правдивость, искренность, откровенность (однако, по словам Т.В. Шмелевой, нельзя допускать излишней откровенности). Согласно толковому словарю, «искренний – выражающий подлинные мысли и чувства, лишенный притворства; правдивый, откровенный, чистосердечный» (МАС), т.е. в известной степени все три лексемы являются синонимичными.

Вместе с тем такой аспект безопасного речевого поведения президента в контексте проблемы лингвистической безопасности, с одной стороны, предполагает установку на искренность, откровенность и правдивость с целью обеспечения высокого уровня доверия к себе как лидеру, к своей стране, к государственной политике, с другой стороны, – скрытность, умолчание и т.п. по известным причинам (государственная тайна, поддержание имиджа), последнее станет предметом отдельного исследования. Поэтому чтобы речь была убедительной, аргументированной, вызывающей доверие, президент использует самый широкий спектр речевых тактик как в коммуникативном аспекте, так и собственно лингвистическом. Рассмотрим их подробнее.

Семантические маркеры в речи В.В. Путина напрямую утверждают искренность, правдивость и откровенность. С этой целью широко используются различные синонимы указанной семантики. Так, следующие речевые высказывания однозначно раскрывают смысл правдивости и откровенности[2].

 

1. Тактика признания правды изложенных фактов:

Стоун: Правда? Путин: Конечно, а как вы думали?

Стоун: Хорошо. Вернемся в 2000-й. Вы стали президентом, набрали 53% голосов. Вы не думали, что это надолго не в лучшие для страны времена: идет война в Чечне, и ситуация ужасная. Путин: Да, правда. И, больше того, ведь в августе 1999-го года в России началась вторая чеченская война.

Стоун: Теперь вопрос более серьезный. Мой продюсер Фернандо, он здесь сейчас, сказал мне, что вы прекрасный исполнительный директор, а Россия – ваша компания. Вы оцениваете обстановку, стараетесь решать проблемы безотлагательно. Путин: Ну да, это правда, да.

Путин: Да, эти неустановленные хакеры вскрыли проблемы в демократической партии, но они же ничего не соврали, ничего не скомпилировали, никого не обманули, а то, что руководительница там исполнительного комитета, или как он там называется в демпартии, подала в отставку, говорит о том, что она признала, что это правда.

 

2. Характеристика В.В. Путиным своего речевого поведения как откровенного, открытого, объективного:

Путин: А взять на себя ответственность в той ситуации за Россию – это очень непростое дело, и, откровенно говоря, я ведь не знал тогда, какие окончательно планы в отношении меня у президента Ельцина.

Путин: Я представителям большого бизнеса сказал, это был откровенный, честный разговор – прежние схемы должны прекратить свое существование. Законы должны быть гораздо более справедливыми, а бизнес должен нести большую социальную ответственность.

Путин: У нас практически не осталось никаких тайн. Американские наблюдатели сидели на одном из наших крупнейших и основных предприятий, производящих элементы ядерного оружия, на постоянной основе. Вы понимаете, это, мы и так уже были открыты достаточно.

Путин: Конечно, можно все извращать и можно обманывать миллионы людей, используя монопольное право на средства массовой информации, вот, но в конечном итоге, думаю, что для объективного наблюдателя все-таки понятно, что произошло.

 

3. Характеристика В.В. Путиным своего речевого поведения как уверенного (уверенность – убежденность в чем-л., твердая вера в кого-л., во что-л. (МАС)):

Путин: Но сегодня я могу с полной уверенностью сказать, что они [что они] не понимали, какие нужны перемены и как их добиться.

Путин: Поэтому я уверен, что просто американские власти действовали под давлением обстоятельств, нервничали, наделали ошибок.

Путин: Надежда всегда есть. Я думаю, я просто уверен, что рано или поздно придут решения, о которых мы сегодня даже не можем догадываться.

 

4. Согласие, признание как тактика уверения в своей правдивости:

Стоун: Хорошо. Вернемся в 2000-й. Вы стали президентом, набрали 53% голосов. Вы не думали, что это надолго не в лучшие для страны времена: идет война в Чечне, и ситуация ужасная. Путин: Да, правда. И, больше того, ведь в августе 1999-го года в России началась вторая чеченская война.

Стоун: Воспитали уважение к старости, повысили пенсии. Путин: Ну да, в разы.
Стоун: И в 2012 году вы баллотировались на пост в президенты, и победили, набрав 63%? Путин: – Yeah? You’re right (да, вы правы).

Путин: Но то, что вы сказали, – да, ну что греха таить, это [это] тоже было.
(Что греха таить — нужно, следует признаться (МАС)).

 

5. Тактика признания точности, подлинности изложенных фактов.

С этой целью используется наречие «точно». Лексема «точный» имеет основные значения: 1. Полностью соответствующий действительности, истине; подлинный, правильный. || Показывающий что-л. в полном соответствии с действительностью. 2. Полностью соответствующий какому-л. образцу или чему-л. заданному, установленному, требуемому. 3. Конкретный, определенный и исчерпывающий, предельно полный и верный, не приблизительный, не общий (МАС).

Стоун: Вы окончили школу и сразу поступили на юридический факультет. Это обычная система? Путин: Точно, я закончил школу в Ленинграде, среднюю школу, и сразу же поступил в Ленинградский университет на юридический факультет.

Стоун: Вы сократили уровень бедности на две трети. Путин: Точно.

Стоун: В 2000-ом средний доход составлял 700 рублей, а в 2012-ом – 29 тысяч. Путин: Да, точно.

Стоун: И вы, конечно, идеализировали эту профессию? Все эти фильмы о КГБ и разведчиках. Путин: Именно так. Книги, фильмы… Ну, конечно, Вы [Вы] абсолютно точно сформулировали.

Также используется сочетание «именно так» (употребляется для подтверждения чего-л. (МАС)): Путин: Именно так. Книги, фильмы… Путин: Ну, может быть. Тем не менее, я это понимаю, и стараюсь делать именно так. Только у нас разница большая.

Утвердительная частица «конечно» (разг. Да, разумеется (МАС)):

Путин: Ну, конечно, Вы [Вы] абсолютно точно сформулировали.

Путин: И, конечно, все это я видел прекрасно, особенно когда стал директором Федеральной службы безопасности.

Путин: Ну, я думаю, что от спорта и от военной службы, конечно.

Путин: Ну, конечно. Сегодня сколько там? 18 триллионов? Да, 18 триллионов долларов. В России - 12% от ВВП, да.

 

6. Тактика усиления семантики правдивости и откровенности.

С этой целью используются прежде всего усилительные прилагательные и наречия «полный» (проявляющийся вполне, не частично, абсолютный (МАС)), «абсолютно» (совершенно, совсем (МАС)), «реально» (это разг. усилительное наречие, так говорят, когда хотят, чтобы их слова восприняли со всей серьезностью, что это не преувеличение), «прекрасно» (оценка какой-л. ситуации, чьих-л. действий как являющихся очень хорошими, превосходными, необыкновенным), «действительно» (в действительности, подлинно, в самом деле (МАС)).

Путин: Ну, конечно, Вы [Вы] абсолютно точно сформулировали.

Путин: Но сегодня я могу с полной уверенностью сказать, что они [что они] не понимали, какие нужны перемены и как их добиться.

Путин: Но, во-первых, и самое главное заключается в том, что после развала Советского Союза 25 миллионов русских людей в одну ночь оказались за границей. И это [это] реально одна из крупнейших катастроф XX века.

Путин: И, конечно, все это я видел прекрасно, особенно когда стал директором Федеральной службы безопасности.

Путин: Но мы позднее получили по партнерским каналам, действительно, письмо из Центрального разведуправления США, в котором было указано, что наши коллеги считают себя вправе поддерживать отношения со всеми представителями оппозиции, и будут это делать дальше.

Путин: Вы знаете, здесь есть вещи, которые, действительно, заставляют кое о чем задуматься, потому что при всей фантастичности того, что мы видим на экране, есть вещи, которые, действительно, являются серьезными и предупреждающими о реальных опасностях. Некоторые вещи он угадал даже с технической точки зрения.

Путин: А потом мне, действительно, доложили, что господин Сноуден в самолете, который [который] должен приземлиться в Москве, и потом он должен перейти в другой самолет и лететь дальше в Латинскую Америку, по-моему, в Латинскую Америку.

Путин: Это была угроза, но [но] не было таким чувствительным [чувствительным] событием, потому что к этому времени, вот сейчас мы ее вводим, новая база у нас готова, действительно, недалеко отсюда, в Новороссийске.

Путин: Действительно, появилась информация о том, что такая атака готовится, у нас не было стопроцентной уверенности, в том, что это будет…

Также используются вводные слова и конструкции со значением «несомненно, разумеется»: Путин: Счастливый человек. Очень организованный. И это, безусловно, было его большим преимуществом (безусловно в знач. вводн. сл. Несомненно, разумеется (МАС)).

Усиление семантики правдивости и откровенности происходит и с использованием фразеологии, поговорок, художественных образов в качестве аргументов своей правоты.

Путин: Но то, что вы сказали, – да, ну что греха таить, это [это] тоже было.
(Что греха таить — нужно, следует признаться (МАС)).

Стоун: Убийцы прежде всего стараются затесаться в службу охраны президента. Путин: Я знаю. У нас, знаете, как говорят в народе? У нас говорят так: «Кому суждено быть повешенным, тот не утонет».

Путин: Нерешенные проблемы... А интересней сам процесс, потому что я стараюсь ему придать такой творческий характер. Можете представить, художник рисует картину, потом у него обед. Он бросил кисть и пошел. Наверное, так не бывает. Наверное, все-таки художник хочет что-то завершить, а потом уже готов отдохнуть.

 

7. Тактика привлечения внимания, точки зрения, мнения, эмоций собеседника на свою сторону.

Здесь мы наблюдаем вводные сочетания типа «вы понимаете» (вы, ведь, понимаете, знаете, должен сказать и т.п.). Видишь (видите) или видишь ли (видите ли) (в знач. вводн. сл.) — употребляется при желании обратить внимание на что-л., подчеркнуть что-л. (МАС).

Путин: Конечно, видел. Вы, ведь, понимаете, я часто слышал критику в свой адрес по поводу того, что сожалею по поводу развала Советского союза.

Путин: Вы понимаете, почему [почему] занервничали наши [наши] партнеры?

Путин: Вы понимаете, в чем дело: наша открытость перед партнерами, в том числе и перед Соединенными штатами, после развала Советского Союза и после смены политической системы, была настолько большой, что она распространялась и на наши ядерные силы.

Путин: Знаете, я не считаю себя вправе давать какие-то там серьезные оценки ни деятельности Горбачева, ни личности Ельцина.

Путин: Вы знаете, это такая любопытная история, ведь, понимаете, я приехал из Ленинграда – из Петербурга – в Москву…

Путин: Должен [должен] вам сказать, что президент Медведев полностью и самостоятельно исполнял все свои обязанности.

Путин: Вы должны понять, что это просто предвыборная риторика, мы потом с вами договоримся, но приносить в жертву межгосударственные отношения в ходе текущих политических процессов, мне кажется, это большая ошибка.

Путин: Знаете, в чем дело, дело в том, что вот эти идеи – они не умерли.

 

8. Тактика признания общности, сопричастности.

Путин: У него, как и у каждого из нас, были свои проблемы, но были и свои сильные стороны.

Путин: Но, мы, понимая это, все равно сказали, ладно, мы исходим из того, что у нас общая задача – борьба с международным терроризмом. И мы готовы с вами сотрудничать.

Путин: Мы поддерживали борьбу Соединенных Штатов за независимость, мы были союзниками в Первой мировой войне, во Второй Мировой войне, сейчас у нас общая угроза, связанная с международным терроризмом…

 

9. Снятие критичности собеседника.

Такая стратегия речевого поведения В.В. Путина строится с помощью риторических вопросов:

Стоун: Правда? Путин: Конечно, а как вы думали?

Путин: Ну кому это понравится? Кому это понравится?

 

10. Тактика выделения главного.

Путин: Но, во-первых, и самое главное заключается в том, что после развала Советского Союза 25 миллионов русских людей в одну ночь оказались за границей.

Путин: Я потом не поверил своим ушам и глазам, когда увидел, что западные средства массовой информации обвиняют в этом нападении Россию, и главное, что миллионы людей во всем мире в это поверили.

Путин: И конечно, люди думали о том, что присоединение в любой форме к стандартам Евросоюза избавит их от того унизительного положения, в котором они оказались с начала девяностых и до сегодняшнего времени. Я думаю, что это вот главный побудительный [главный побудительный] мотив всех событий.

Стоун: Это самая главная опасность. Путин: Это самое главное, но есть и утилитарные задачи, тысячи боевиков, выходцев с территории бывшего Советского Союза и из сегодняшней России там воюют, и они могут вернуться к нам назад.

Стоун: Может ли Россия предоставить в свою защиту какие-то доказательства? Путин: Но нет никаких доказательств того, что мы… вот это самая главная защита. Даже вот те отчеты, о которых вы упомянули, и АНБ, отчет ЦРУ, там нет ничего конкретного, там только намеки и предположения.

 

11. Тактика подчеркивания важности изложенных фактов.

Путин: Важно, что доля ВВП в Штатах – это, по-моему, в районе 100%. У нас долговая нагрузка минимальная, 12-13%, и при этом достаточно высокий уровень резервов.

Путин: И я вам сейчас скажу, на мой взгляд, важную вещь: у нас сложилось абсолютно устойчивое мнение, вот тогда [тогда], что наши партнеры американские на словах говорят о поддержке России, говорят о необходимости, готовности к сотрудничеству, в том числе в борьбе с терроризмом, а на самом деле используют этих террористов для раскачки внутриполитической ситуации в России.

Путин: Но для того чтобы сохранить важнейший элемент международной стабильности, а именно сохранить баланс сил стратегически, мы тогда будем вынуждены развивать наши ударные ракетные системы, способные преодолевать любые системы противоракетной обороны… Баланс – это очень важные вещи.

Путин: Угроза заключается в том, что может создаваться иллюзия защиты, и это может привести к более агрессивному поведению, поэтому так важно не допустить односторонних действий.

 

12. Тактика указания на ошибки кого-либо, чего-либо, обман, хитрость, притворство кого-либо. Такая тактика строится на контрасте между собственным безошибочным и искреннем речевом поведении и ошибочным, притворным другого лица.

Путин: А уже совсем, когда распался Советский Союз, то возникла иллюзия (ошибочное, не соответствующее действительности представление о чем-л. (МАС)), что теперь Соединенные штаты могут все и за это им ничего не будет. А это всегда ловушка (хитрая уловка, прием с целью поймать, изобличить кого-л. в чем-л. (МАС)), потому что в этой ситуации и человек, и страна начинают допускать ошибки): нет необходимости анализировать ситуацию, нет необходимости думать о последствиях, страна начинает функционировать неэффективно, одна ошибка наслаивается на другую. Вот в такую ловушку, мне кажется, попали Соединенные штаты сегодня.

Путин: Это не было зафиксировано на бумаге, это ошибка, но уже со стороны Горбачева.

Путин: Ну такой вариант мысли и такой вариант политики возможен. Если это так, я думаю, что это ошибочная политика, а именно потому, что такой взгляд на отношения с Россией не нацелен в будущее.

Путин: Вы должны понять, что это просто предвыборная риторика, мы потом с вами договоримся, но приносить в жертву межгосударственные отношения в ходе текущих политических процессов, мне кажется, это большая ошибка.

Путин: На самом деле это еще одна грубая большая стратегическая ошибка наших партнеров, потому что на все эти действия Россия даст адекватные ответы.

Путин: Конечно, можно все извращать и можно обманывать миллионы людей, используя монопольное право на средства массовой информации, вот, но в конечном итоге, думаю, что для объективного наблюдателя все-таки понятно, что произошло.

 

13. Тактика оправдания.

Оправдание, функционирующее в бытовой коммуникации, в силу своей способности к нейтрализации конфликтогенных свойств обвинения выполняет регулятивную функцию в диалогическом и межличностном взаимодействии [Лаврентьева]:

Путин: Мы сейчас не говорим о выживании, и мы ни в чем не оправдываемся [ни в чем не оправдываемся], имея в виду все негативное, а вы говорили там о имперском прошлом, там о советском прошлом, что было в прошлом, и всем позитивном, что было в прошлом.

 

Итак, выявленные нами основные тактики безопасного речевого поведения В.В. Путина следующие: тактика признания правды изложенных фактов; характеристика своего речевого поведения как откровенного, открытого, объективного; характеристика В.В. Путиным своего речевого поведения как уверенного; согласие, признание как тактика уверения в своей правдивости; тактика признания точности, подлинности изложенных фактов; тактика усиления семантики правдивости и откровенности; тактика привлечения внимания, точки зрения, мнения, эмоций собеседника на свою сторону; тактика признания общности, сопричастности; снятие критичности собеседника; тактика выделения главного; тактика подчеркивания важности изложенных фактов; тактика указания на ошибки кого-либо, чего-либо, обман, хитрость, притворство кого-либо; тактика оправдания. Как видим, такое разнообразие тактик, с одной стороны, характеризует речевое поведение В.В. Путина как богатое и многообразное, соответствующее одной из главных стратегий «гибкого пути», с другой стороны, подчинено созданию образа российского лидера как искреннего, правдивого, правого, справедливого, уверенного, не конфликтного, не агрессивного.

 

Литература

Лаврентьева Е.В. Речевые жанры обвинения и оправдания в диалогическом единстве: Дис. … канд. филол. наук. Новосибирск, 2006. 261 с.

МАС – Словарь русского языка: В 4-х т. /АН СССР, Ин-т рус. яз.; Под ред. А.П. Евгеньевой. З-е изд. стереотип. - М., 1985-1988. Режим доступа: http://www.slovari.ru/default.aspx?p=240. Дата обращения: 01.07.2017.

Шмелева Т.В. Кодекс речевого поведения // Русский язык за рубежом. 1983. № 1. С. 72-77.

 

 

 

[1] В квадратных скобках даются повторы в живой речи В.В. Путина, выполняющие разные функции, о чем будет сказано дополнительно.

[2] Ввиду ограничения в объеме статьи приводятся лишь некоторые речевые высказывания В.В. Путина.