Суббота, 22.01.2022, 10:38
Главная Мой профиль Регистрация Выход RSS
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Вход на сайт
Календарь
«  Январь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
ПОИСК ПО САЙТУ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Голикова Т.А. Современное состояние национальных языков в Республике Алтай // Языки России и стран ближнего зарубежья как иностранные: преподавание и изучение: Материалы II Международной научно-практической конференции 28-29 ноября 2013 года. – Казань, 2013. – С. 121–127.

Т. А. Голикова

Российский новый университет (Россия)

 

Современное состояние национальных языков в Республике Алтай

 

алтайский, кумандинский, челканский, тубаларский, теленгитский, телеутский языки, диалекты, языковая политика

 

Первые разрозненные данные по алтайскому языку были получены в XVIII в., в дальнейшем его изучением занимались члены Алтайской духовной миссии. В 1869 г. в Казани была опубликована подробная грамматика алтайского языка [Грамматика 1869], в 1884 г. – словарь. Впоследствии значительный вклад в изучение алтайского языка внесли В. В. Радлов, Н. П. Дыренкова, Н. А. Баскаков.

В Горном Алтае обособление этнических групп проявилось в результате повышения статуса от автономной области до республики. Нынешний этап межнациональных отношений в Горном Алтае характеризуется, с одной стороны, ростом национального самосознания проживающих здесь этносов, а с другой проявлением нежелательного межэтнического противоречия [Модоров 2006: 14–15].

В соответствии с федеральным законом «О возрождении малочисленных народов…», в их число попали и северные алтайцы кумандинцы, челканцы, тубалары, теленгиты. В стремлении «самореализоваться», возродить и в дальнейшем развивать свою национальную культуру наблюдается не только нежелательный, но и опасный путь, ибо «разбегание» неизбежно ведет к ликвидации «алтайцев» как целостного, титулообразного этноса.

Антропологические, культурные и языковые различия между северными и южными алтайцами заставляются задуматься над тем, правильно ли кумандинцев, тубаларов и челканцев относят к алтайскому народу. Следует учесть и тот факт, что основная масса проживает вне территории Республики Алтай. Возможно, ассимиляция кумандинцев, челканцев и тубаларов происходила с двух сторон: со стороны алтайцев и со стороны русских.

Неопределенный статус алтайского языка сегодня очевиден, несмотря на то что он является государственным (с 1993 г.) наряду с русским. Обязательное изучение алтайского языка республиканским законом не закреплено. Он не попадает в число обязательно изучаемого предмета и по федеральному закону об образовании. Изучение или неизучение алтайского языка в конкретной школе сейчас зависит только от желания родителей. Дети алтайцев города и некоторых райцентров неохотно посещают факультативы по родному языку. В сознании части родителей укоренилась установка на то, что алтайский язык никому не нужен.

Алтайский язык принадлежит молодой тюркоязычной народности Южной Сибири, относится к киргизско-кыпчакской группе восточнохуннской ветви тюркских языков; близкий киргизскому [Баскаков 1958].

По данным переписи населения 1989 г., в РФ проживало 69 тыс. алтайцев, из них 59 тыс. – в Республике Алтай. В 2002 г. теленгиты, тубалары и челканцы были включены в состав алтайцев. Все три народа, а еще телеуты и кумандинцы в переписи 1989 г., учитывались как алтайцы. В 1990-х гг. все они вошли в список «Коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока» (в то время как сами алтайцы – не вошли), и в переписи 2002 г. были уже выделены как «отдельные» народы. Почему теперь их лишили «отдельности»? Возможно, потому, что численность собственно алтайцев без этих трех народов в стране почти не выросла, и добавление этих народов, численность которых сильно выросла, к алтайцам позволяет сохранить и даже увеличить долю «титульного» этноса в населении. Высокий прирост у трех названных народов вызван, конечно, не демографическими причинами, а сменой этнического самоопределения у тех, кто в 2002 г. был переписан как «алтайцы».

Рассмотрим положение алтайского языка. Так, в 1989 г. перепись показала, что родным языком владели 86,9%. Катастрофические данные были получены в 2010 г.: родным языком владели только 76,84% коренных жителей. Снижение за последние восемь лет составило почти 10%.

В ряде СМИ публиковались высказывания, что в ходе переписи 2010 г. в алтайцы стали записываться те жители республики, которые прежде называли себя русскими, и поэтому был отмечен заметный рост численности коренного населения.

Сегодня алтайская народность окончательно не сложилась. Она формировалась во многом искусственно по административно-территориальному принципу на базе шести тюркоязычных этнических групп. Эти диалекты взаимно понятны, однако не близкородственны. Ведущей в этом союзе является группа алтай-кижи, или собственно алтайцев. Диалект алтай-кижи входит в южную группу диалектов, объединенных в понятии «алтайский язык». В эту группу входят также диалекты телеутов и теленгитов, близкородственные и между собой, и с алтай-кижи.

В северную группу входят: кумандинский, челканский и туба. Однако по последним данным, эти диалекты уже не представляют собой компактную группу.

Русско-алтайский билингвизм распространен достаточно широко, особенно в центральных районах Республики Алтай. По-русски говорят практически все алтайцы. Алтайский язык не получил распространения в сферах управления, делопроизводства, специального среднего и высшего образования, в современных отраслях народного хозяйства республики. Эти сферы обслуживаются русским языком.

Корпус текстов на алтайском языке (южные диалекты) был заложен еще в XIX в., трудами православной миссии были сделаны переводы Евангелия, молитв и других религиозных текстов. Северные диалектные черты в литературных текстах практически не отражены.

Телеутский язык – язык коренного субэтноса телеутов, входящих в состав населения Республики Алтай, Алтайского края, а также Кемеровской области. Язык бачатских телеутов некоторые исследователи считают диалектом алтайского языка, хотя это мнение представляется достаточно спорным: телеутский диалект, на котором говорят телеуты, проживающие в Горном Алтае, мало отличается от диалекта алтай-кижи и входит в состав алтайского языка, а язык бачатских телеутов, которые давно обособились и проживают за пределами Республики Алтай, имеет много особенностей, отличающих его и от алтайского языка, и от алтайско-телеутского диалекта. Такие дивергентно-конвергентные процессы протекают во многих регионах Сибири.

По данным переписи 2002 г., телеутов в РФ насчитывается 2 650 чел., из них владеют телеутским 1 892 чел. Их самоназвание телеңит ~ телеңет ~ телеңут~ телеут восходит к древнему этнониму теле, распространенному среди племен, населяющих Саяно-Алтай.

Язык телеутов по своим лингвистическим признакам относится к киргизско-кыпчакской группе восточной ветви тюркских языков [Баскаков 1958], вместе с языком алтай-кижи был положен в основу алтайской письменности. Используется для общения в тесном семейном кругу, в мононациональных производственных коллективах, занятых традиционными способами хозяйствования, при проведении этнических праздников.

Теленгиты – представители южной группы алтайцев, в 2000 г. были отнесены к коренным малочисленным народам РФ. По данным переписи 2002 г., теленгитов в РФ насчитывается 2 399 чел., из них владеют теленгитским 2 300 чел. Язык относится к киргизско-кыпчакской группе восточно-хуннской ветви тюркских языков. В теленгитском диалекте выделяются два говора.

Кумандинцы (куманды / куванды / куванта, кувандыг / кувандык / кувандых) – одна из тюркоязычных этнических групп, входящих в состав населения Республики Алтай. Термин куманды не является самоназванием этноса, он был дан ему соседними племенами по названию самого многочисленного рода, восходят к этнониму куман с тюркским корнем qu: < qub ‘бледный, половый’ + -man.

По данным переписи малочисленных народов РФ 1999 г. кумандинцев насчитывалось 700 чел., по мнению самих носителей, их число доходит до 2000 чел. Перепись 2002 г. фиксирует 3114 чел. Кумандинским языком владеют 1044 чел.

Древнее влияние различных тюркских диалектов на язык кумандинцев сказывается до сих пор, вызывая споры о языковой квалификации языка. По ряду фонетических особенностей язык кумандинцев сближается с шорским языком и отчасти – с хакасским. Он сохранил также специфические черты, выделяющие его не только среди алтайских диалектов, но и в составе других тюркских языков.

По мнению ряда тюркологов, кумандинский язык является отдельным, самостоятельным языком хакасской подгруппы уйгуро-огузской группы.

В составе кумандинского диалекта Баскаков выделял три говора, названных по административным районам проживания кумандинцев: турочакский, солтонский и старобардинский. Последний из названных говоров в середине 1950-х гг. считался наиболее характерным и лучше всего сохранившимся [Баскаков 1958: 68]. В силу различных причин пока не создан учебник кумандинского языка, по которому кумандинцы бы могли учить основы родной речи. Кроме того, по состоянию на начало 2000-х гг. на территории Алтайского края не выходило ни одного периодического издания на кумандинском языке. В конце 1990-х гг. была предпринята попытка преподавания кумандинского языка в средних школах. Этот процесс, однако, осложнялся отсутствием специальной подготовки у преподавателей, а также отсутствием учебно-методической литературы. Поэтому язык кумандинцев существует только в устном, разговорном виде.

И. И. Назаров в ходе опроса установил, что для 43% опрошенных кумандинцев родным языком является кумандинский; 41% считают родным русский язык и 16 % склонились к одинаковой роли обоих языков. Уровень владения родным языком выразился в следующих цифрах: 41% респондентов свободно разговаривают на родном языке; 21% понимают родной язык, но говорят с трудом; 26% понимают, но не разговаривают на родном языке; остальные респонденты не знают кумандинского языка. Большинство из опрошенных (67%) при общении дома используют русский язык, лишь только 24% используют в этом случае оба языка. Не встретилась ни одна семья, где бы разговаривали только на кумандинском языке. В семьях, где один из родителей кумандинец, а другой русский, (а таких сейчас более 70%), кумандинский язык также не используется. Более трети опрошенных кумандинцев вообще не используют родной язык. Носители кумандинского языка из старших возрастных групп используют родной язык при общении с родственниками и с представителями других групп алтайцев.

Интересны результаты об отношении кумандинцев к улучшению знания родного языка. 52% опрошенных выразили желание специально изучать кумандинский язык. В основном это представители молодежи, а также подростки и дети. Старшее поколение считает свои познания языка достаточными, и высказалось против. На вопрос: нужно ли формировать при школах классы по изучению родного языка, 69% респондентов ответили положительно, 21% выразили отрицательное отношение к этой идее, а остальные затруднились с ответом.

Современное состояние кумандинского языка можно охарактеризовать как двуязычие с нарастающим преобладанием русского языка во всех сферах жизни.

Челканцы – один из тюркоязычных этносов, входящих в состав населения Республики Алтай. Они известны также под устаревшим названием лебединцы, или лебединские татары. Язык челканцев относится, по классификации Н. А. Баскакова, к хакасской подгруппе уйгуро-огузской группы тюркских языков.

Самоназвание челканцев – челканду / шалканду, а также куу-кижи (куу ‘лебедь’, откуда и возник калькированный с тюркского этноним лебединцы и гидроним река Лебедь).

В научной литературе середины 90-х гг. ХХ в. утверждалось, что челканцев насчитывается около 2 тыс. чел. Однако точная их численность неизвестна, поскольку с 1926 г. при проведении переписей населения они причислялись к алтайцам. По данным переписи 1999 г., в РФ их численность составляла 1689 чел., а в 2002 г. – 855 чел., из них 539 чел. владеют челканским языком.

Первая фиксация языка челканцев (лебединцев) принадлежит В. В. Радлову. В. В. Радлов считал язык лебединцев мало отличающимся от языка кумандинцев [Радлов 1893: IVII], однако, по мнению Н. А. Баскакова, в данном этносе ощущается большое угро-самодийское влияние, что позволяет выделять этот диалект как самостоятельный [Баскаков 1958].

Все челканцы двуязычны и хорошо владеют русским языком, который для многих уже стал родным. Поэтому челканский диалект, сужая сферу своего функционирования, остается живым лишь в семейном общении и в небольших производственных коллективах, занимающихся традиционными видами хозяйственной деятельности.

Тубаларский язык (устаревшее название черневые татары) входит в хакасскую подгруппу уйгуро-огузской группы тюркских языков.

Тубалары (самоназвание туба / тува / тума-кижи, тубалар, дыш / тьиш / йыш-кижи) считают себя отдельным этносом. По данным Н. А. Баскакова, в 1965 г. тубинцев (тубаларов) насчитывалось около 7 тыс. чел.

По состоянию на 1 января 1997 г. в пределах Республики Алтай проживало 2749 тубаларов. По переписи 2002 г. численность тубаларов составляет 1565 чел., из них тубаларским владеют 436 чел. Таким образом, за 32 года число жителей Республики Алтай, считающих себя тубаларами, сократилось более чем в 2,5 раза.

Практически все тубалары свободно владеют русским языком, большинство взрослых тубаларов являются тубаларско-русскими билингвами, а фактически – тубаларско-русско-алтайскими трилингвами. Почти во всех сферах использования языка тубалары употребляют русский. Безусловное предпочтение тубаларскому языку в семейно-бытовой сфере отдают лишь люди пенсионного возраста. Однако, несмотря на утрату большинства социальных функций, туба-диалект еще выполняет функцию общения в семье стариков со взрослыми членами семьи, а также используется в бытовых условиях между людьми этой этнической группы.

Желание тубаларов сохранить родной язык и передать его следующим поколениям достаточно велико. Однако пожелания носителей вступают в острое противоречие с реальной ситуацией. Дети не владеют туба-диалектом или владеют лишь пассивно, т. е. понимают речь взрослых, но не говорят даже в семье.

Языковая политика Республики Алтай сегодня направлена на поддержку и упрочение сбалансированного алтайско-русского двуязычия, при котором обеспечивается знание алтайского языка как одного из государственных языков населении республики. В сфере образования в соответствии с языковой политикой Российской Федерации разрабатывается, внедряется и совершенствуется национальный компонент образования. Программой «Развитие алтайского языка на 20122014 годы» предусматривается изучение и решение проблем, связанных с воспитанием языковой культуры и межэтнической толерантности; совершенствованием методики обучения алтайскому языку; научным, учебно-методическим обеспечением образовательных учреждений Республики Алтай; изучением языковой ситуации Республики Алтай; популяризацией алтайского языка на радио и телевидении.

 

Литература

Баскаков Н. А. Алтайский язык: Введение в изучение алтайского языка и его диалектов / Н. А. Баскаков. – М.: Изд-во АН СССР, 1958. – 115 с.

Грамматика алтайского языка // Составлена членами Алтайской миссии. – Казань: Университет. типография, 1869. – III. VIII. 289+298.

Модоров Н. С. Межнациональные, межэтнические и межконфессиональные процессы в Горном Алтае: состояние, проблемы, пути их устранения / Н. С. Модоров // Алтай – Россия: через века в будущее. – Горно-Алтайск, 2006. – С.14–18.

Радлов В. В. Опыт словаря тюркских наречий. Т. I–IV. / В. В. Радлов. – СПб.: Типография Императорской Академии наук, 1893–1911.