Суббота, 22.01.2022, 11:06
Главная Мой профиль Регистрация Выход RSS
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Вход на сайт
Календарь
«  Январь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
ПОИСК ПО САЙТУ
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Голикова Т.А. Моделирование этноспецифичных концептов в современных тюркских исследованиях // ПОЛИКУЛЬТУРНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И ДИАЛОГ КУЛЬТУР. – М., 2017. – С. 93-98.
 

Статья посвящена анализу научных трудов, которые выявляют, описывают, моделируютэтноспецифичные тюркские концепты. Авторы демонстрируют свою методику моделирования концепта: анализ мифологического контекста концепта, анализ фольклорного материала, анализ лексического и фразеологического языкового материала, а также грамматический и словообразовательный анализ.

Ключевые слова: тюркская языковая картина мира, концепт, моделирование.

 

The article is dedicated to analysis of scientific studies that identify, describe, model ethnospecific Turkic concepts. The authors demonstrate their technique of modeling concepts: an analysis of the mythological context of the concept, analysis of folklore material, the analysis of lexical and phraseological linguistic material, but also grammatical and word-formative analysis.

Keywords: Turkic linguistic view of the world, concept, modeling.

 

На определенном этапе развития когнитивной и этнопсихолингвистической наук стал востребованным комплекс специальных терминов, в рамках которых осуществляется исследования национально специфичного языкового материала. Во-первых, это понятие картины мира этноса, языковой картины мира, концепта. В связи с этим потребовалась разработка и методики моделирования национальных концептов.

Современные исследователи этноспецифичных концептов зачастую подменяют концептуальный анализ традиционным грамматическим или лексико-семантическим, при этом используя в названии работы модное для них слово «концепт». Так, Б.Ч. Ооржак, исследуя концепт «время» в тувинском языке, анализирует исключительно грамматические способы выражения времени [выделено жирным курсивом здесь и далее мной. – Т.Г.]. Отмечая, что в тюркологии решение вопросов когнитивной лингвистики находятся только в зачаточном состоянии,исследователь утверждает: «когнитивные смыслы в тувинском языке, формирующие картину мира его носителей, ещё не являлись объектом исследований, и в своей работе представляет «анализ языковых смыслов, репрезентирующих концепт «время» относительно прошедшего времени в тувинском языке» [10, с.292-293]. Как видим, исследователь непоследовательно использует термины «когнитивный смысл» и «языковой смысл», более того, утверждает, что эти смыслы, якобы, репрезентируют концепты.

Моделирование концепта, осуществляемое Н.Н. Королевой, Ф.Х. Сахаповой, Р.В. Мукаевой, включает следующие этапы.

  • Выявлениекультурологически позитивного,негативногоинейтральногозначенийконцепта«белый» втатарском,русскоми английскомязыках. «Некоторые значения прилагательного «белый» нейтральны и не меняют свое семантическое значение в свободных словосочетаниях, указывая только на цвет объекта» [8, с. 92].
  • Анализ пословиц и фразеологизмов с компонентом «белый».
  • Анализ грамматической категоризации концептов: определение части речи лексемы, специфика словоизменения в языках разных типов, определение роли лексемы в предложении, специфика словообразования. Как видим, собственно концептуального анализа не проводится.

См. также работу М.Р. Ахметшиной и Г.Р. Нуртдиновой[1].

Р.Р. Саньярова указывает, что «выявление и описание лингвоспецифичных концептов, которые в одно и то же время отражают и формируют образ мышления народа, продолжает оставаться актуальной задачей лингвокультурологии» [11, с. 125-126]. Как известно, образ мышления народа формируют многие факторы, как генетического, физиологического, так и географического характера, но никак не концепты. А вопрос об отражении так и остается вечной философской проблемой – кто что отражает и каким образом. Исследуя концепты «сабырлыҡ» и «аҡыл» языковой картины мира башкир, исследователь, во-первых, обращается к речевым фрагментам употребления соответствующих лексических единиц в трилогии З. Биишевой «К свету», т.е. к современному употреблению в контексте художественной речи. Во-вторых, приводит в качестве примера и доказательства семантического наполнения концептов фольклорные данные, в частности, пословицы.

Н.И. Кыйбанова, анализируя национально-языковую специфику проявления концепта «Алтай» в языковой картине мира алтайцев, во-первых, исследует происхождение этнонима «Алтай», во-вторых, исследует фольклорно-эпический смысл лексемы, в-третьих, моделирует структуру ядра концепта, иллюстрируя контекстами из народнопоэтической речи и современной речи алтайцев, моделирует структуру периферии концепта, в-четвертых, моделирует представленный эмоциями «диффузный когнитивный слой, который состоит из слабо структурированных предикаций». Таким образом исследователь строит полевую структуру концепта, следуя концепции И.А. Стернина, выделяет ближнюю, дальнюю и крайнюю периферию – когнитивные слои, «обволакивающие» ядро[9, с. 193].

Мне не очень понятно, когда Т.Ф. Извекова утверждает, что семантические компоненты составляют смысловое ядро концепта:«Как показал структурно-семантический анализ словарных единиц [но никак не концептуальный анализ. – Т.Г.], в семантической структуре лексемы праздник выделяются такие семантические компоненты, как: «ойын» – игра, «байрам» – праздник, «jыргал» – праздник, «той» – свадьба, которые составляют смысловое ядро концепта «праздник». Они выполняют функцию концептуальных признаков, участвующих в процессе концептуализации данного явления»[4, с. 47]. Я даже попыталась смоделировать сказанное. Как известно значение единицы языка состоит из компонентов, сем, которые могут быть ядерными и периферийными. В свою очередь компоненты концепта лишь репрезентируются лексемами, имеющими значение.

Несмотря на то, что целью работы Ф.Я. Хабибуллина, И.Г. Ивановаставят проведение и анализ и установление общего и специфического в политической лексике татарского и марийского языков на лексико-семантическом и структурном уровнях, незаметно речь заходит о концептах политического дискурса. К базовым концептам политического дискурса автор относит концепты «власть» и «политик». Авторы, анализируяконцепт «власть», выделяютв татарском и марийском языкахлексико-семантические группы. Далее выделенные группы и лексемы классифицируют в зависимости от способа словообразования. Отдельно рассматриваются заимствования в соответствующих группах лексики[12].

Далее рассмотрим серию работ, выполненныхД.Ф. Каюмовой[д.ф.н., проф.] и ее учениками.

«Функционируя как средство хранения и передачи народного опыта, являясь своего рода кристаллизацией этнического мировоззрения, пословицы и поговорки обнаруживают органическую связь с концептами как культурно-специфическими вариантами понятий, которые составляют когнитивный базис национально-культурной языковой картины мира» [7, с.62]. Во-первых, разве пословицы и поговорки не являются речевыми репрезентантами концептов, а только обнаруживают органическую связь с последними, во-вторых, рассмотрение концепта как понятия давно не актуально в науке, так как серьезно ограничивает модель, состоящую, как указывают ведущие ученые, из разносубстратных слоев или компонентов, в-третьих, общепризнано разделение когнитивной картины мира и языковой картины мира.

Аспирантка Д.И. Хрипковаповторяет за учителем слово в слово: «Функционируя как средство хранения и передачи народного опыта, являясь своего рода кристаллизацией этнического мировоззрения, паремии обнаруживают органическую связь с концептами как культурно – специфическими вариантами понятий, которые составляют когнитивный базис национальной языковой картины мира» [13, с.69-70]. Далее исследователь представляет реконструкцию «значения концепта положительной оценки с привлечением философских и лингвистических источников, в которых дается дефиниция понятия как результат философской интерпретации и реконструкции смысла положительной оценки в лингвистике» [там же].

В следующей работе, Д.Ф. Каюмова отмечает: «известно, что наиболее значимые культурные реалии отражены и закреплены, как правило, в виде ключевых слов - концептов, в составе общеупотребительных пословиц, поговорок и фразеологизмов …фразеологические единицы, являясь языковыми знаками, выступают в роли означающих некоторых ментальных образов [концептов], свойственных определенному этническому сознанию, но как образно-мотивированные вторичные наименования имеют значительно больше возможностей по сравнению с другими номинативными единицами образного оформления лежащих в их основе концептов» [6, с. 164-165]. Таким образом, в концепции автора, во-первых, ключевые слова – концепты, но не концепты репрезентируются ключевыми словами, во-вторых, концепты лежат в основе фразеологизмов, но не конкретное фразеологическое значение.

Итогом рассуждений школы Д.Ф. Каюмовой становится следующее понимание этноспецифичного концепта: «Национальный концепт - самая общая максимально абстрагированная, но конкретно репрезентируемая в языковом сознании, подвергшаяся когнитивной обработке идея «предмета» в совокупности всех валентных связей, отмеченных национально-культурной маркированностью, которая может характеризоваться как одна из форм самовыражения и самоопределения этноса [3, с. 161]. К сожалению, не раскрывается суть «идеи предмета», а также за пределами концептосферы оказывается большое количество «нематериальных» концептов.

Свои рассуждения авторы продолжают: «Концепты по-разному группируются и вербализуются в разных языках в тесной зависимости от собственно лингвистических, прагматических и культурологических факторов, следовательно, фиксируются в разных значениях»[там же, с. 162].Проведенное авторами когнитивно-семантическое исследование, ориентированное на сопоставление ключевых концептов культурно-национального мировидения через единицы фразеологического уровня татарского, турецкого и английского языков, позволило сделать им определенные выводы о степени сходства и различия в предпочтениях выбора изучения той или иной лингвокультурной общности в качестве сравнительного стереотипа носителями трех сопоставляемых языков[там же].Лингвокультурологический анализ базовых концептовматериального и внутреннегомира человека, заявленный авторами работы, позволил им«уточнить степень влияния языка на мировосприятие конкретного этноса или то, каким образом этническая специфика рассматриваемых языков «наслаивается» на универсальные концептуальные структуры». В действительности же анализ заключалсяв описании фразеологических единиц и стереотипов, заключенных во них. При сопоставлении татарского, турецкого и английского лингвокультурных обществ, - продолжают авторы, - целесообразно рассматривать матрицу совпадений и различий на уровне языка как способ выявления национально-культурной специфики.

В следующей работе был применен лингвокогнитивный подход, который помог определить, по мнению Д.Ф. Каюмовой, универсальное и национально-специфическое в коммуникации и проанализировать национальнуюспецифику дискурса концепта «Судьба» в исследуемых языках [5, с. 186]. Вместе с тем заявленный анализ состоял из следующих этапов: 1. Выявление значения соответствующей лексемы в сравниваемых языках. 2. Анализ фразеологических единиц. 3. Анализ фольклора. Ни в структурном, ни в содержательном аспектах о концепте не говорилось.

Продолжает терминологическую иметодологическую путаницу [языковые единицы, конструкты, реалии] работа Л.В. Гришковой, в которой указывается: «В целом, в сравниваемых языках прослеживается как семантическая общность в восприятии ключевых концептов татарского, турецкого и английского языков, так и дифференциальные черты фразеологических единиц. Лексемамир в исследуемых картинах мира устойчиво связываетсяс повседневным, будничным существованием человека, а не с абстрактной целостностью всего существующего [2, с. 159].

Итак, анализ даже небольшого количества современных работ, исследующих, описывающих или моделирующих тюркские концепты, выявил непоследовательность в теоретических и методологических подходах, используемых в современных национальных работах по моделированию этноспецифичных концептов. Представляется, что исследователям нужно быть более внимательными в следовании избранной парадигме и методике исследования.

 

Список литературы

  1. Ахметшина М.Р., Нуртдинова Г.Р. Фразеологическая экспликация концепта «религия» в английском и татарском языках // Проблемы и перспективы развития многоуровневой языковой подготовки в условиях поликультурного общества. – Казань, 2015. – С. 147-151.
  2. Гришкова Л.В. Концепт «мир человека» в английской и тюркской языковой картине мира // Проблемы и перспективы развития многоуровневой языковой подготовки в условиях поликультурного общества. – Казань, 2015. – С. 155-160.
  3. Губанов А.Р., Каюмова Д.Ф. Ключевые концепты культурно-национального мировидения через единицы фразеологического уровня английского и тюркских языков // Проблемы и перспективы развития многоуровневой языковой подготовки в условиях поликультурного общества. – Казань, 2015. – С. 160-165.
  4. Извекова Т.Ф. Языковая репрезентация концепта байрам / jыргал в алтайской культуре // Вестник иркутского государственного лингвистического университета. – 2012. - № 2[19]. - С. 42-47.
  5. Каюмова Д.Ф.Концептосфера «судьба человека» и его языковое воплощение в английском и тюркских языках // Проблемы и перспективы развития многоуровневой языковой подготовки в условиях поликультурного общества. – Казань, 2015[3]. – С. 181-187.
  6. Каюмова Д.Ф. Культурологические ценности фразеологических единиц английского языка и их перевод на русский язык // Русская литература в изданиях и переводах. – Казань, 2015[2]. – С. 161-166.
  7. Каюмова Д.Ф. Лингвострановедческий и лингвокультурологический аспекты при переводе фразеологизмов [на материале английского и татарского языков] // Русская литература в изданиях и переводах. – Казань, 2015[1]. – С. 60-67.
  8. Королева Н.Е., Сахапова Ф.Х., Мукаева Р.В. Семантическое сходство и различие концептов «ак», «белый», «white» в татарском, русском и английском языках // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии. – Новосибирск, 2015. – С. 91-96.
  9. Кыйбанова Н.И. Концепт «Алтай» в алтайской языковой картине мира // Материалы VII международной научной конференции молодых ученых «Наука и образование - 2011». – М., 2011. - Ч. VІI - С. 190-194.
  10. ОоржакБ.Ч.Прошедшее в системе временных представлений тувинцев // Мир науки, культуры, образования. - 2015. - № 1.- С. 292-294.
  11. Саньярова Р.Р. К проблеме языковой картины мира башкир. Концепты «сабырлыҡ» и «аҡыл» и их вербализация в трилогии З. Биишевой «К свету» // Язык и литература в условиях многоязычия: Материалы II Международной научно-практической конференции. Часть I. Языковая картина мира и лингвистика XXI века.– Нефтекамск: РИО БашГУ, 2008. –С. 125–128.
  12. Хабибуллина Ф.Я., Иванова И.Г. Политическая лексика в татарском и марийском языках: синхронный анализ // Филологические науки. Вопросы теории и практики. - Тамбов: Грамота, 2014. – № 1 [31]: в 2-х ч. - Ч. I. - C. 186-190.
  13. Хрипкова Д.И. Исследование положительной оценки в паремиологических единицах английского и татарского языков и их перевод на русский язык // Русская литература в изданиях и переводах. – Казань, 2015. – С. 67-73.